Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Младенческая в Российской империи была "европейской", в СССР — "африканской"

farnabazsatrap
"Младенческая смертность в Российской империи была "европейской", в СССР — "африканской"
Если при царе в России младенческая смертность была всего на 20-30% выше, чем в Германии, то при тов. Сталине перед войной она стала больше в 2,5 раза, чем немецкая.
При этом себя коммунисты сравнивали только с крестьянской Россией до 1917 г., а царскую Россию — с урбанизированными европейскими странами, где, понятное дело, было намного больше акушерок — главного тормоза роста МС в то время.
Но даже по их данным (ревизии 1964 года), МС в 1940 году была выше, чем в 1926. Сталин до войны палец о палец не ударил в деле снижения МС.
Младенческая смертность рухнула, когда по ленд-лизу американцы завалили СССР антибиотиками. А там и в СССР наконец построили фармацевтические заводы.
Впрочем, всё равно СССР закончил с младенческой смертностью, «как в Африке» (в странах третьего мира)."

https://putnik1.livejournal.com/8694185.html?view=comments#comments

К вопросу о национальной политике

в 50-е годы доходы колхозников Узбекской ССР были в 9 раз выше, чем в РСФСР, а стоимость валового сбора продуктов растениеводства за 1 трудодень по закупочным ценам в Нечерноземной зоне оценивалась в 10 раз ниже, чем в Узбекской ССР и в 15 раз ниже, чем в Грузинской ССР.

В 1960 г. самый низкий естественный прирост населения ( в Эстонии) отличался от самого высокого (в Таджикистане) в 6 раз; в 1975 г. этот разрыв увеличился до 15, а в 1981 г. до 22 раз : естественный прирост населения Латвии в 22 раза меньше, чем в Таджикистане.

Наблюдается ускоряющийся рост удельного веса населения республик Средней Азии, Казахстана и Закавказья в составе населения СССР и падение удельного веса населения славянских и Прибалтийских республик.

В большинстве областей Нечерноземной зоны РСФСР сокращается и абсолютная численность населения. Еще 3-4 десятилетия тому назад население всех республик Средней Азии вместе взятых было в четыре раза меньше, чем население Украинской ССР. Сегодня это соотношение сохранилось лишь среди лиц пенсионного возраста, тогда как младшее поколение (дети и подростки) сравнялось по своей численности. Это значит, что в ближайшие полтора–два десятилетия численность населения республик Средней Азии сравняется, а затем станет быстро опережать численность населения Украины, т.к. среди новорожденных это превосходство уже существует.

Население республик Средней Азии, недавно уступавшее по численности РСФСР более, чем в 10 раз, сегодня сохраняет этот разрыв только среди пенсионеров, тогда как численность детей и подростков различается всего лишь в 2.8 раза. И все эти огромные изменения произошли при жизни одного поколения.

http://www.hrono.ru/libris/lib_l/litvinova_nac.html

«Вся история России — это движение от смуты к смуте»Историк Владимир Булдаков о причинах революции 1

https://lenta.ru/articles/2016/04/10/revolution/

«Вся история России — это движение от смуты к смуте»Историк Владимир Булдаков о причинах революции 1917 года
«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспомним ключевые события, фигуры и явления тех лет. Чем русская революция похожа на Смуту начала XVII века? Была ли она исторически неизбежной и предопределенной? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, автор книги «Красная смута: Природа и последствия революционного насилия» Владимир Булдаков.

Истоки русской революции
«Лента.ру»: Можно ли события 1917 года и последующую за ними гражданскую войну сравнивать со Смутой начала XVII века?

Владимир Булдаков: Я думаю, сравнивать можно. И не только я так считаю — параллели между событиями начала XVII века и начала XX века проводили многие современники русской революции, имевшие совершенно разные политические взгляды. Более того, я полагаю, что и 1991 год тоже можно считать очередной русской смутой.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
12:09 — 16 октября 2017
Без царя в головеРеволюция 1917-го: спецпроект «Ленты.ру»
В чем схожесть между всеми этими событиями? Какие противоречия разорвали Российскую империю?

Тут надо исходить даже не из кризиса в экономике или в социальной жизни. Во всех трех случаях произошли колоссальные изменения во власти, приведшие в смятение всю систему. Я имею в виду династический надлом, поразивший Россию в начале XVII века и в начале XX века, а также глубинные тектонические процессы внутри советского партийно-хозяйственного аппарата при позднем СССР, которые еще требуют дополнительного изучения.

Владимир Булдаков
Владимир Булдаков
Фото: Александр Уткин / РИА Новости
Когда народ перестает верить во власть, все происходящее у нас автоматически гипертрофируется, накладываясь при этом на избыточно эмоциональное восприятие событий. Поэтому всякая нестабильность власти, которая в России всегда считалась сакральной, воспринимается паническим образом и приводит всю систему в полный дисбаланс. Что касается внутренней социально-экономической несостыкованности, то такая ситуация у нас была всегда — прежде всего это противоречия между городом и деревней, которые жили в абсолютно разных культурных измерениях.

Крестьянская община воспроизводила модель сложной патриархальной семьи, что накладывало свой отпечаток на восприятие ближайших социумов и власти в целом. Подобное очень примитивное представление о государстве и властителе сохраняется у нас до сих пор, и такие моноцентричные этатистские (государственнические, от фр. Etat — «государство» — прим. «Ленты.ру») образы власти всегда играли колоссальную роль в развязывании всех русских смут.

Некоторые исследователи выводят истоки русской революции из реформ Петра I и его поверхностной европеизации страны, в результате чего произошел глубокий культурно-ценностный раскол российского общества. Насколько такое мнение обоснованно?

Это совершенно справедливая точка зрения. Многие историки полагают, что раскол является перманентным состоянием русского общества начиная с середины XVII века, когда отец Петра I царь Алексей Михайлович вместе с патриархом Никоном решили провести церковную реформу. Церковный раскол XVII века был очень болезненным ударом по русскому национальному сознанию, и он надолго предопределил в нашей стране колоссальную отчужденность между разными социальными группами, во многом не преодоленную и поныне. Поэтому у нас действительно сложились противостоящие друг другу две культуры и два народа, но петровские реформы лишь усугубили этот процесс, который начался еще при его отце.

Почему вы считаете, что этот раскол до сих пор в России не преодолен?

Потому что наши элиты ориентируются на западнические стандарты, которые основная масса населения воспринимает как некие условные абстракции. Русский человек всегда справедливость ставил выше законности, и ситуация вокруг Крыма это наглядно показала. Понятно, что присоединение его к России два года назад было грубейшим нарушением международного права, но это мало кого у нас в стране смущает, потому что большая часть населения считает это справедливым. Современные цивилизованные общества должны жить именно по закону, поскольку у каждого свое понимание справедливости.

Урядник и стражник запрещают крестьянину производить пахоту помещечьей земли
Урядник и стражник запрещают крестьянину производить пахоту помещечьей земли
Фото: Б. Красинский / ТАСС
Кипящий котел русской деревни
Как, на ваш взгляд, Великие реформы 1860-х годов (отмена крепостного права и нерешенный земельный вопрос) повлияли на приближение русской революции?

Насчет этих реформ существуют две противоположные точки зрения: одни считают их блестящими, а другие соглашаются с Лениным, который говорил, что отмена крепостного права во многом подготовила революцию 1905 года. К сожалению, Ленин тут был прав. Сама по себе крестьянская реформа была очень продуманной, но она неожиданно натолкнулась на психологическое препятствие. Крестьяне всю землю считали своей, поэтому они не понимали, почему они должны ее выкупать и как вообще земля может быть предметом купли-продажи. Само понятие частной собственности на землю было им глубоко чуждо.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
09:00 — 2 апреля 2016
Заседание Государственной Думы 1916 годаЗа все хорошее против всего плохогоКак Государственная Дума в 1916 году раздула пожар революции
Как повлияли на будущую революцию демографический взрыв в русской деревне после отмены крепостного права и аграрное перенаселение?

Колоссальный демографический бум в русской деревне во второй половине XIX века вовсе не был следствием освобождения крестьян в 1861 году. Похожие процессы наблюдались по всей Европе, и там причиной резкого повышения рождаемости стала гигиеническая революция, приведшая к снижению смертности, прежде всего детской. Но у нас в стране при существующей низкой урожайности рост сельского населения быстро привел к острой нехватке земли.

Для патриархальной России существование огромной массы неприкаянной необразованной безземельной сельской молодежи стало настоящей катастрофой. Показателем разбалансированности системы является тот факт, что русская деревня вдруг стала наполняться праздной хулиганствующей молодежью, и в начале XX века эту проблему даже обсуждали в Совете министров. Любопытно, что после революции начиная с 1920-х годов к немотивированному хулиганству оказалась склонна уже городская молодежь (те же комсомольцы).

Но власти пытались решить земельную проблему с помощью стимулирования переселения крестьян из Центральной России в Сибирь и другие малонаселенные окраины империи.

Стимуляция крестьянского переселения началась еще с конца XIX века, а при Столыпине она стала особенно интенсивной, хотя на самом деле эту политику надо было осуществлять еще раньше. Ключевую роль здесь сыграл 1902 год, когда вдруг резко повысилась общая агрессивность крестьянской среды, особенно количество выступлений против помещиков.

Обедневший крестьянин занимается отходным промыслом, 1912 год
Обедневший крестьянин занимается отходным промыслом, 1912 год
Фото: В. Лепехин / РИА Новости
Почему именно 1902 год?

Потому что тогда дало о себе знать долго копившееся подспудное внутреннее напряжение сельского мира России. Эта прорвавшаяся наружу агрессивность сначала проявилась в ходе чудовищного кишиневского погрома 1903 года, а затем в ходе первой русской революции. События 1905 года были вызваны не только неудачной войной с Японией, но во многом именно внутренними факторами.

Не будем забывать, что в начале XX века благодаря научно-техническому прогрессу произошла информационная революция — любые точки зрения, которые в прежние времена ни при каких обстоятельствах не могли соприкасаться, получили возможность практически безграничного распространения. Это неизбежно меняло представление людей об окружающем мире и своем месте в нем. Как показали дальнейшие события, к такой глобализации мало кто был готов — ни народ, ни монархи.

Пролетарская бессознательность
Расскажите о роли русского пролетариата в событиях начала XX века.

Русский пролетариат в основном формировался из бывших крестьян, из-за безземелья вырванных из привычного сельского патриархального мира и потому неизбежно вступавших в острый конфликт с городской культурой. В этом было отличие ускоренной и спонтанной промышленной модернизации России от стран Европы, где пролетариат складывался из городского ремесленного сословия с его многовековыми цеховыми традициями.

Русский рабочий ощущал себя чужаком в промышленном городе и поэтому был в нем маргиналом, легко подверженным влиянию различных утопических теорий (этим можно объяснить успех в рабочей среде большевистских идей). Даже рабочие волнения в дореволюционной России имели форму не классического пролетарского протеста, а некоего квазидеревенского бунта, принявшего в 1917 году всероссийский масштаб.


К тому же городские элиты, по мнению вчерашних крестьян, вели праздный образ жизни, а русская деревня в те времена считала праздность абсолютным злом. Иначе говоря, русское крестьянство и сформировавшийся на его основе пролетариат не приняли модернизацию страны, поскольку ввиду узкого кругозора и традиционалистского мировосприятия видели только ее побочные отрицательные стороны.

Император Николай II сидит за столом с группой членов Военного совета, 1900 год
Император Николай II сидит за столом с группой членов Военного совета, 1900 год
Фото: РИА Новости
Никто не хотел уступать
Насколько непреодолимы в начале XX века были политические противоречия между бюрократией и обществом? Могли бы они договориться между собой?

Либералы, особенно кадеты, действительно хотели договориться с властью. Еще с начала XX века они активно продвигали идею «ответственного министерства», то есть формирования правительства не из правящей бюрократии, а из представителей общественности. В нормальных условиях это, наверное, сработало бы, но всякий раз Николай II противился любым уступкам либералам.

Как вы считаете, был ли у России шанс избежать крушения монархии при другом государе с иным набором личных качеств?

Если бы Николай II нашел в себе мужество пойти против придворной камарильи и решительно заявить о грядущих политических реформах, то чисто теоретически в России сложилась бы совершенно иная ситуация. У нас в стране от главы государства, как бы он ни назывался, всегда зависит очень многое. Другое дело, что Николай II не был на это способен — он со своей женой не мог разобраться, не говоря уже обо всей империи. В итоге он, не обладавший ни волей, ни инстинктом власти, стал лишней фигурой для правящей верхушки.

Существовала ли вероятность эволюционного развития политической системы Российской империи?

Сейчас это очень трудно предполагать — сослагательного наклонения в истории действительно нет. Чисто теоретически режим мог эволюционировать, но все необходимые для этого преобразования нужно было начинать еще в 90-е годы XIX века.

Но Николай II не был к этому готов и вообще он вел себя чрезвычайно недальновидно. Последний император был фаталистом и потому искренне верил, что его, помазанника Божьего, Господь не оставит. Однако он не мог самодержавно управлять страной. В России вся громоздкая бюрократическая машина не может эффективно действовать без контроля, а Николай II в силу своих личных и профессиональных качеств не был способен единолично ее контролировать.

Стрельбы на Дворцовой площади, Петроград
Стрельбы на Дворцовой площади, Петроград
Фото: Corbis / East News
Вы писали, что одной из причин революции стало падение авторитета церкви.

То, что происходило в церковной среде, тоже сравнимо с катастрофой. Не будем забывать, что церковь еще со времен Петра I была неотъемлемой частью бюрократического аппарата Российской империи. Мы уже говорили о последствиях петровских реформ, но тут нужно добавить, что Петр нанес колоссальный удар по русской церкви, отчего, например, весь XVIII век в России был совершенно безбожным.

В последние годы царствования Николая II церковь раскололась на «распутинцев» и «антираспутинцев», но отчуждение церкви от императора началось еще раньше. С самого начала XX века все церковные иерархи настойчиво добивались восстановления патриаршества, но царь им постоянно отказывал в этом. Поэтому в церковной среде были очень недовольны Николаем II, и нет ничего удивительного, что сразу же после объявления об его отречении из Священного Синода моментально убрали председательское кресло.

Какова была роль интеллигенции в создании революционной ситуации в России?

Я бы не стал ее преувеличивать. Интеллигенция была скорее взрывателем, чем собственно революционной бомбой, уничтожившей старую Россию. Без интеллигенции революционный процесс наверняка пошел бы по-другому, но он все равно бы пошел. Что поделать — вся история России есть движение от смуты к смуте.

Фактор мировой войны
Насколько роковой для судьбы Российской империи стала Первая мировая война? Некоторые историки полагают, что без нее в России не было бы никакой революции.

Об этом еще говорили Ленин и Милюков. Но фактор Первой мировой можно понимать в двух смыслах: войны как непосредственного толчка к революции или войны как ускорителя революционного процесса. Как я уже говорил, еще до нее в российском обществе накопилось немало взрывоопасного материала, а в 1914 году произошло своеобразное наложение ритмов европейской и российской истории. Для Европы Первая мировая война ознаменовала агонию эпохи Просвещения с ее культом разума, а в России она резко усилила подспудную внутреннюю агрессивность общества из-за множества нерешенных проблем, главной из которых была аграрная.

Как вы думаете, почему во многих странах Европы после Первой мировой войны установились правые диктатуры фашистского типа, а у нас в России — левая диктатура?

Не просто левая, а левацкая, выродившаяся со временем в обычную диктатуру, еще более забюрократизированную, чем царский режим. Тут мы должны понимать, что для крестьянского большинства населения России не существовало понятий левых или правых идей. Западноевропейская политическая культура с ее терминами русскому крестьянину была чужда по определению. Он понимал, что существует свой царь и чужой царь, свои люди во власти и чужие люди во власти.

Вообще, русский крестьянин знал только две формы социального поведения: смирение и бунт. Смыслом бунта не был протест против каких-либо действий власти, но сигнал ей, чтобы крестьянина услышали. Во многом такие поведенческие установки сохранились и в современном российском обществе.

Что касается причин успеха левых идей в России 1917 года, то у крестьянина не было иммунитета от примитивной социалистической демагогии, которая отлично оправдывала творимые им аграрные самочинства. Вообще, если оценивать события 1917 года по обычным политическим критериям, то это был полный абсурд, но для России такая ситуация оказалась вполне нормальной.

Неотвратимость русской революции
Вы приводили высказывание американского историка Уильяма Розенберга, который назвал события 1917 года «трагедией соревнующихся невозможностей», когда любой выход из нее не обещал ничего хорошего.

Да, он еще писал, что противостоящие друг другу устремления озлобленных, безнадежно надеющихся и еще больше отчаивающихся людей было невозможно примирить без насилия сверху. Билла я знаю более тридцати лет — он весьма проницательный для американца человек и один из немногих американских историков, которые по-настоящему понимают Россию.

Конечно, 1917 год стал трагедией соревнующихся невозможностей, или, иначе говоря, трагическим столкновением утопий, в результате чего социалистическая утопия основной массе населения оказалась ближе.

Крестьянский отряд. Крестьяне вооружены вилами. 1917 год
Крестьянский отряд. Крестьяне вооружены вилами. 1917 год
Фото: РИА Новости
Получается, русская революция была неотвратима?

Русская революция была неотвратима и закономерна в той степени, в которой она была не революцией европейского типа, а традиционным русским бунтом, но уже в масштабе всего государства. Этот всероссийский бунт спровоцировала прежняя общественно-политическая система, оказавшаяся в экстремальной ситуации и не справившаяся с ней.

Как, на ваш взгляд, следует оценивать события 1917 года: как прорыв в будущее или обвал русской истории?

Всякая утопия по определению есть попытка прорыва в будущее. Никаким историческим обвалом или срывом России в пропасть 1917 год тоже не был. Русская революция была продолжением естественного исторического пути страны, внешне искаженного социалистическими идеологическими формами.

Резюмируя все вышесказанное, можно ли сформулировать суть нашей беседы так: Российскую империю к 1917 году погубили непреодолимые противоречия между запоздалой, неравномерной и болезненной хозяйственной модернизацией и отсталым полуфеодальным социально-политическим устройством государства, усугубившиеся на фоне внешних вызовов, в частности Первой мировой войны?

Да, я думаю, что это вполне точное определение.

Беседовал Андрей Мозжухин

Сто лет назад, в июле 1921 года, больевики жестоко подавили крупнейшее антисоветское выступление вр

https://lenta.ru/articles/2021/07/21/tambov_rebellion/

Кирилл Александров: Председателю Совнаркома РСФСР Владимиру Ленину в 1921 году было о чем волноваться. Крах большевистского режима означал не просто конец социалистического эксперимента или вынужденный переход в оппозицию к какому-то новому всероссийскому правительству. Речь шла о жизни и смерти, о физическом выживании сотен тысяч коммунистов и их сторонников, удерживавших власть в России путем манипуляций, обмана, жестокого насилия и террора. И тому был наглядный пример: расправы с красными финнами в «кулацкой» Финляндии в 1918–1919 годах не оставляли у руководителей РКП(б) никаких иллюзий.

В стране, где более трех четвертей населения составляли крестьяне, большевики-ленинцы после вооруженного захвата власти установили однопартийную диктатуру. «Мы на ней стоим и с этой почвы сойти не можем», — заявлял Ленин летом 1919 года на I Всероссийском съезде работников просвещения.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
09:03 — 10 апреля 2016
«Вся история России — это движение от смуты к смуте»Историк Владимир Булдаков о причинах революции 1917 года
Да, большевики пытались классифицировать российское крестьянство, подразделяя на «сельскую буржуазию», «кулаков», «середняков», «бедняков», «батраков», а потом еще прибавились мифические «подкулачники». Но, как показал признанный специалист в области крестьяноведения Теодор Шанин, такое деление носило искусственный характер. При необходимости крестьяне выступали единым фронтом, и классовых различий между ними не наблюдалось.

Антикрестьянский смысл большевизма — как доктрины и практики социально-классового превосходства — образованному наблюдателю стал вполне ясен уже летом 1918 года, после принятия первой Конституции РСФСР. Ведь местные Советы и съезды Советов избирались трудящимися на условиях неравного голосования.

Согласно 53-й статье X главы первой советской Конституции один голос рабочего фактически приравнивался к пяти голосам крестьян. И во время Гражданской войны, и в годы нэпа большевики не пользовались авторитетом в деревне, а сельские коммунисты с их партийными ячейками выглядели настоящими маргиналами
На знаменитом Х съезде РКП(б), состоявшемся сто лет назад, доля крестьян в общей массе делегатов составляла ничтожные три процента — при их абсолютном превосходстве в населении тогдашней России.

Вы можете объяснить, почему крестьяне поднялись против советской власти только на излете Гражданской войны? Чего они раньше ждали?

Во-первых, «советской властью» диктатуру Коммунистической партии можно называть только условно — ведь съезды Советов в ленинском государстве играли лишь роль конституционной ширмы. За ней скрывалась подлинная вертикаль власти в РСФСР. На ее вершине находились Центральный Комитет (ЦК) Коммунистической партии из 19 человек, избираемых на очередном партийном съезде, и более узкие коллегиальные органы — Организационное и Политическое бюро, включавшие наиболее авторитетных членов ЦК.

Ленин откровенно признавался в 1920 году:

«Самая настоящая "олигархия". Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии»

Весь жесткий механизм так называемого «пролетарского» управления выполнял коллективные решения небольшой узурпаторской группы, вышедшей из организации профессиональных революционеров-заговорщиков. Большая часть из них, судя по результатам выборов в ЦК на X съезде, не имела ни рабочего происхождения, ни фабрично-заводского ценза.

Во-вторых, восстания и войны 1920-1921 годов стали естественной, но запоздалой по объективным причинам реакцией хлебопашцев на самоубийственный и насильственный эксперимент утописта Ленина и над здравым смыслом, и над Россией.

В силу низкой крестьянской культуры и примитивной религиозности на грани суеверий, малообразованности, слабой гражданственности — всех негативных последствий московско-петербургского периода русской истории — деревня слишком долго раскачивалась. Но в переломные моменты истории, как известно, тоже «времени на раскачку нет».

В 1918-м — главном году Гражданской войны, а затем и в 1919-м крестьяне слишком долго размышляли если не о том, кто лучше — красные или белые, то, во всяком случае, пытались понять, чья победа принесет им больше вреда
Главные сражения на поле брани разыгрались слишком быстро, чтобы деревенские мужики успели разобраться в сложной общественно-политической ситуации и найти правильный ответ. С моей точки зрения, именно в этом и заключается главная причина поражения Белых армий.

«Не бандитизм, а крестьянское восстание»
А когда крестьяне поняли, что к чему — было уже поздно?

Примерно так. Когда в 1920–1921 годах крестьяне взялись за оружие, это уже были не малые числом русские европейцы и защитники России Бунина и Сикорского вместе с казачеством, а представители огромного и свирепого народного большинства, доведенные до отчаяния продразверсткой и прочими ленинскими безобразиями. Тогда речь шла о настоящих региональных войнах.

«Военспец» Александр Павлов, командовавший советскими войсками Тамбовского края, 11 февраля 1921 года откровенно докладывал другому «военспецу», главкому Вооруженных Сил РСФСР Сергею Каменеву: «В Тамбовской губернии не бандитизм, а крестьянское восстание, захватившее широкие слои крестьянства». Главные лозунги тамбовских партизан звучали так: «Смерть коммунистам!», «Да здравствует трудовое крестьянство!» Тут поневоле забеспокоишься.

Почему за все годы Гражданской войны так и не сложился союз офицерского и крестьянского антибольшевистского сопротивления? Был ли он реален?

Не исключаю, но это уже вопрос об упущенных возможностях. Шанс существовал, да и вообще в истории нет предопределенности. Но в тех конкретных исторических обстоятельствах воспользоваться таким шансом оказалось крайне сложно.

На мой взгляд, этот союз не сложился из-за того, что хлеборобы, как обычно, руководствовались своеобразным эгоизмом. Отсюда, кстати, и известная поговорка «моя хата с краю». В 1918-1919 годах землепашцы не увидели в Белых армиях защитников своих долгосрочных интересов.


На мужицкий вопрос: «А что мы с вашей победы будем иметь для себя?», генералы ведь не могли ответить: «Избавление от коллективизации и десятилетий "счастливой колхозной жизни"». Поэтому в Гражданскую войну их ответ звучал неконкретно и расплывчато.

То есть мужики и белые генералы разговаривали на разных языках и не могли понять друг друга?

Совершенно верно. Что представляло собой Белое движение в своей основе зимой 1917-1918 годов? Условно говоря, это офицерский полк русской интеллигенции, городская учащаяся молодежь вместо солдат и немногие казаки — казачество в тот момент тоже еще воевать не хотело.


Перед добровольцами вставала неожиданная и несвойственная им задача: не только сражаться с ленинцами, но и искать общий язык с огромным народным большинством. И это при всей культурной, образовательной и ментальной разнице собеседников. А сия разница — печальный результат узкосословного развития царской России в XVIII-XIX веках и отчаянного запоздания столь необходимых социальных реформ в петербургский период нашей истории.

Понятно, за что сражались белые — право, культура, собственность, самоуправление, Церковь, семья, свобода предпринимательства, продолжение реформ, прерванных Первой мировой войной. Иными словами, они боролись за те социальные институты, без которых невозможно цивилизованное развитие страны и общества. В политическом смысле — за созыв представительного органа, способного положить конец второй русской Смуте: Учредительного собрания или Земского собора, назовите его как хотите.

Во всем этом перечне хлебопашец, пожалуй, мог принять близко к сердцу лишь свободу предпринимательства и торговли, попранную большевиками. При этом ему бы пришлось еще расплачиваться за сожженные зимой 1917-1918 годов дворянские имения и захваченные разбойным образом полгектара помещичьей земли — вопреки дореволюционным представлениям ее оказалось очень немного и хозяйственного смысла в уравнительной дележке не было.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
00:01 — 5 февраля 2019
Крестьяне записываются в колхоз. 1930 год«Превратить крестьянина в колхозного раба»Зачем Сталин украл идеи Троцкого и разграбил русскую деревню
Но кто бы мог объяснить крестьянам в 1918-1919 годах, что без вышеперечисленных социальных институтов и в первую очередь без института собственности их ждут ОГПУ, ГУЛАГ, колхозы и страшный голодомор 1932-1933 годов, не имевший аналогов в имперской истории?

А после них последует Большой террор, когда более 60 процентов из числа расстрелянных органами НКВД в 1937-1938 годах оказались крестьянами и колхозниками. А потом будет еще более чудовищная по жертвам и последствиям Вторая мировая война, которая просто подмела и обескровила русскую деревню. Понимаете, человеку не дано предвидеть результаты своего бездействия.

«В борьбе обретешь ты право свое»
Может быть, катастрофическую недальновидность в Гражданскую войну проявили не только малограмотные крестьяне, но и сами белые? С них-то спроса больше.

Сейчас легко об этом рассуждать. Генерал-лейтенанта Антона Деникина и адмирала Александра Колчака нередко упрекают в узости мышления, в отсутствие необходимой гибкости и политических талантов. Но откуда им взяться? Они же были кадровыми офицерами, а не политиками — и это беда, а не вина вождей российской «контрреволюции».


Проблема заключалась и в целесообразности защиты нарушенного права собственности помещиков, и в слабой пропаганде деникинцев и колчаковцев. Не исключаю, что если бы реформаторский курс Александра Кривошеина, бывшего соратника председателя Совета министров Российской империи Петра Столыпина, погибшего в результате смертельного ранения, начался не летом 1920 года в Крыму, а годом раньше, то «офицерская контрреволюция» могла получить поддержку «кулацкой».

А генерал-лейтенант барон Петр Врангель с его концепцией, которую мы бы сейчас назвали «русским Тайванем», получил власть на Юге России слишком поздно.

Известно ли что-нибудь о попытках лидера тамбовских партизан Александра Антонова установить контакты с кем-нибудь из руководителей Белого движения: Деникиным, Мамантовым или Врангелем?

Существует версия о том, что летом 1920 года с антоновцами связались эмиссары Русской армии генерала Врангеля, и они даже участвовали в подготовке восстания. Но, скорее всего, это красивая легенда, убедительные подтверждения мне неизвестны. Антоновцы сражались с большевиками под красными знаменами и с эсеровским лозунгом «В борьбе обретешь ты право сво

Красный террор

В сентябре 1918 года постановлением СКН «О красном терроре» термин «классовый враг» был официально введен в обиход. Основы большевистского подхода к следствию в рамках объявленной борьбы с «классовыми врагами» озвучил в ноябре 1918 года член Коллегии ВЧК и начальник отдела ВЧК по борьбе с контрреволюцией М.И. Лацис, откровенно написавший в первом номере газеты «Красный террор»: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора»[19].
Как уже отмечалось, основными методами нейтрализации тех, кто воспринимался в качестве «классовых врагов» советской власти с ранних лет большевистского правления и особенно в период «красного террора», стали физическое уничтожение и изоляция. Людей десятками тысяч арестовывали, брали в заложники, помещали в концентрационные лагеря, отправляли в ссылки, принудительно высылали за границу, принуждали заниматься тяжелым физическим трудом, конфисковали их собственность и имущество, лишали гражданских и избирательных прав. Политических оппонентов еще до их окончательного истребления большевики лишали права занимать выборные и другие «должности, связанные с общением с широкими массами». Кроме того, против «врагов» советской власти велись активные агитационные кампании по их дискредитации, а также организовывались различные провокации с целью раскола, уничтожения солидарности внутри независимых институтов (церкви, партий, профсоюзов и др.) и подрыва их авторитета[20]. Хотя точное число жертв «красного террора» не поддается исчислению, оценки только казненных ВЧК в период 1917–1921 годы колеблются от 100 до 300 тыс. человек[21].

Зачем советские чекисты устроили красный террор и утопили страну в крови

«Люди потверже»

Кто служил в ВЧК? Правда ли, что там было немало случайных и морально разложившихся людей, в том числе и с уголовным прошлым и даже с психическими отклонениями?

Численность центрального аппарата ВЧК быстро росла: в январе 1918 года — 42 сотрудника, в сентябре — 779. В сентябре 1921 года — 1648 сотрудников, в январе 1922 — 2735. Причем Дзержинский требовал регулярных чисток, и в 1922 году от чекистов призыва осени 1918 года в кадрах осталось не более четырех процентов: этот факт говорит о многом.

Классический пример — Степан Саенко, занимавший должность коменданта концлагеря Харьковской ЧК. В июне 1919 года после прихода в Харьков частей Добровольческой армии городская Дума создала комиссию по расследованию деятельности Харьковской ЧК и осмотру мест заключения. Член комиссии, присяжный поверенный и гласный Думы Валентин Лехно потом написал мемуары, в которых рассказывал: «Мы вызываем Преображенского, арестованного как "контра". Входит молодой человек в полувоенном одеянии с совершенно седой головой. Выясняется, что в ночь на вчера, перед своим уходом, большевики расстреляли массу заложников и контрреволюционеров. Около двух часов ночи в тюрьму приехал известный всему Харькову палач ЧК Саенко и, обходя камеру за камерой, вызывал по списку людей, которых через 10-15 минут расстреливал тут же во дворе тюрьмы. Саенко, как всегда, был вдребезги пьян. Войдя в камеру, где содержался Преображенский, он вызвал двух и третьим назвал Преображенского, на что тот спокойно при абсолютном молчании камеры ответил: "Да вы его вчера расстреляли". "Ага", — промычал Саенко и вышел из камеры. Камера Преображенского не выдала, но только за ту ночь он совершенно поседел».

На подоконнике комнаты рядом с подвалом, в котором производились расстрелы, Лехно и другие члены комиссии «нашли одну целую и две изодранных перчатки из человеческой кожи, снятые с живых людей». То, что творилось в Харьковской ЧК, с трудом поддается описанию, но в СССР Саенко неоднократно награждался и умер своей смертью в возрасте 87 лет. По некоторым данным, после войны он даже был награжден орденом Ленина. Поэтому полагаю, что предположения относительно чекистов с психическими отклонениями не лишены оснований.

Почему на таком важном участке работы большевики сознательно делали ставку на дилетантов?

Потому что задачи и характер деятельности органов ВЧК определяли состав и состояние сотрудников. Набирали «людей потверже». Сам Дзержинский определял критерии приема на службу так: «Если приходится выбирать между безусловно нашим человеком, но не совсем способным, и не совсем нашим, но очень способным — у нас, в ЧК, необходимо оставить первого». Были, конечно, чекисты, начавшие карьеру при Дзержинском, с хорошим базовым образованием — например, Артур Артузов, Лаврентий Берия или Всеволод Меркулов. Но в целом картина была невеселой. Даже после смерти Дзержинского, в конце 1920-х годов, доля сотрудников ОГПУ со средним и высшим образованием не превышала одной пятой.

Но разве новая власть не пыталась использовать старые кадры дореволюционной политической полиции наподобие армейских военспецов или хотя бы агентов-филеров?

Кадры дореволюционной политической полиции в первую очередь становились объектом безжалостных большевистских репрессий. Бывших жандармов, считавшихся «царскими сатрапами», вместе с членами их семей большевики настойчиво преследовали вплоть до 1930-х годов. Из тысяч жандармов большевикам служили единицы, и мало кто по доброй воле. Даже когда вспоминают о консультациях чекистов в 1920-х годах бывшим генерал-лейтенантом Владимиром Джунковским, командовавшим Отдельным Корпусом жандармов, нужно учесть его бесчисленные аресты, приговоры и тюрьмы. В конце концов Джунковского, которому шел 73-й год, расстреляли — зимой 1938-го.



Красный меч террора

Почему из органа, ведущего только розыск и предварительное расследование, ВЧК превратилась в разветвленную судебно-следственную и карательную «инквизицию с тайными процедурами», как выразился писатель и революционер Виктор Серж? Когда это произошло?

О применении расстрела в качестве инструмента репрессий по отношению к контрреволюционерам, шпионам, саботажникам, спекулянтам, хулиганам, громилам и прочим «паразитам» ВЧК сообщила в газетах уже 23 февраля 1918 года. Превращение ВЧК в «инквизицию с тайными процедурами» произошло в силу причин ее создания, причем это началось уже в годы Гражданской войны. И в тот момент, и позднее организация Дзержинского всеми силами и средствами должна была защищать однопартийную диктатуру, твердо выполняя все решения ЦК Коммунистической партии, а затем Политбюро ЦК.

Кроме того, органы ВЧК–ОГПУ стали инструментом, при помощи которого большевики радикально изменили структуру российского общества, ликвидировав целые классы и социально-профессиональные группы. Простой пример: к 1917 году в России насчитывались 146 тысяч православных священнослужителей и монашествующих, действовали почти 56 тысяч приходов, более 67 тысяч церквей и часовен. В 1917–1939 годах из 146 тысяч священнослужителей и монашествующих большевики уничтожили более 120 тысяч, в абсолютном большинстве — в 1930-е годы при Сталине, в результате практической деятельности сотрудников ОГПУ и Главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД СССР. К осени 1939 года в Советском Союзе действовало лишь от ста пятидесяти до трехсот православных приходов и не более трехсот пятидесяти храмов. Таким образом, за первые 22 года советской власти большевикам — при равнодушии огромного большинства православного по крещению населения — удалось почти полностью уничтожить самую крупную поместную Православную Церковь в мире.
https://lenta.ru/articles/2017/12/20/v4k/

Кровавая фсамойурия»: что крестьяне сделали с жестокой атаманшей Гражданской войны

https://cyrillitsa.ru/history/143373-krovavaya-furiya-chto-krestyane-sdela.html

В Гражданскую войну чуть ли не в каждой губернии объявлялся командир, о злодеяниях которого местные жители с содроганием вспоминали спустя многие годы. В Кемеровской области до сих пор рассказывают истории о зверствах красной банды Григория Рогова, а в Хакасии – о «похождениях» детского писателя Аркадия Гайдара, который был командиром ЧОНа (части особого назначения). На Тамбовщине же недобрую память оставила по себе Софья Гельберг – одна из немногих женщин-«атаманов» той страшной эпохи.

Летучий отряд мадьяр и китайцев

Дореволюционная биография Софьи (Софы) Нухимовны Гельберг практически неизвестна. Например, нет сведений о точной дате и месте ее рождения – можно лишь предполагать, что будущая командирша родилась где-то в «черте оседлости». Известно только то, что работала она акушеркой.

Весной 1918 года на Тамбовщине, как и по всей стране, проводилась политика военного коммунизма. Для повсеместного насаждения власти Советов большевики создавали «летучие отряды» Красной гвардии, наполовину состоявшие из коммунистов и поддерживающих их сил, а наполовину – из так называемых «интернационалистов».

В отряде под командованием Софьи Гельберг воевали матросы, анархисты, мадьяры, австрийцы и, по некоторым данным, китайцы. Заходя в то или иное село, они тут же выявляли «контрреволюционный» элемент. Для этого применялась, например такая хитроумная тактика: члены отряда просили крестьян выдвинуть в Советы наиболее «уважаемых людей», после чего названных на сходе лиц немедленно расстреливали.

Под удар попали все представители «старого мира» — унтер-офицеры, кавалеры царских орденов, священники и просто зажиточные крестьяне. Софья Гельберг, которую за беспощадность прозвали «Кровавой Соней», не жалела даже подростков – учащихся гимназий. Там, где Советы уже существовали, Гельберг заставляла их переизбирать. Она по произволу назначала «бедняками» пьяниц и маргиналов, ставя их выше прочего населения.

Конец «Красной Сони»

«Слава» комиссарши разлетелась по всем окрестным уездам. Личное участие женщины в кровавых расправах вызывало у крестьян оторопь. Есть свидетельства, что Софья Гельберг получала удовольствие от мучений своих жертв. Кроме того её, по-видимому, забавляла реакция крестьянских жён и детей, которых она заставляла присутствовать на казнях. Не исключено, что на характер «Красной Сони» повлиял опыт работы в медицине. В отличие от других женщин, она не боялась крови, и уже этот факт мог сформировать мнение о ней, как о садистке.

Со временем тамбовские крестьяне научились давать отпор «летучим отрядам». Завидев вдали конницу, они звонили в колокола, и все, кто способен был держать оружие, занимали оборону на окраине деревни. Мальчишки же убегали просить помощи в соседние сёла. Однажды мужики собрали такую силу, что сумели разбить интернациональный отряд, а саму Соню захватили в плен.

Как пишет автор книги «Палачи и казни в истории России и СССР» Владимир Игнатов, Софья Гельберг, «захваченная живой, по решению схода нескольких сел была посажена на кол,где умирала в течение нескольких дней».

Экономические проблемы и угасание позднего СССР. Без прикрас. (Смешинка)

Экономические проблемы и угасание позднего СССР. Без прикрас. (Смешинка)

Состояние производственных фондов

Одной из основных проблем советской экономики в 1970-80 годы было устаревание и сильный износ производственного оборудования. Одной из причин было чрезмерно интенсивное использование промышленных мощностей. Так, в черной металлургии избыточная эксплуатация оборудования позволяла увеличить выплавку стали на 20%, а чугуна на 10%. Но она вызывала такие негативные явления, “как повышенный износ оборудования, нарушение  ритмичности его функционирования, увеличение расходов на ремонт, и, в конечном счете, замедление темпов роста отрасли в целом“.(3)


Жесткие плановые задания требовали постоянного увеличения объемов выпуска, что затрудняло реконструкцию устаревших мощностей. В черной металлургии физический износ оборудования вырос за пятилетку с 29 до 36%, возраст 65% мартеновских печей и больше половины доменных превысил нормативный срок эксплуатации.(4)


Авторы “Программы” акцентируют внимание на металлургии, потому что эта отрасль была основным поставщиком конструкционных материалов и сырья, необходимого для производства оборудования. Но проблема устаревания производственных мощностей была общей для всей советской экономики. Динамика обновления производственного капитала определяется коэффициентом выбытия, который в 1970-е стабильно падал. В целом по хозяйству он снизился с “2,3% 1970 г. до 2,0% в 1975 г. и 1,9% в 1980 г., промышленно-​производственных основных фондов – с 1,9% до 1,6% и 1,4%; а в обрабатывающих отраслях промышленности, где ускорение выбытия и замены основных фондов особенно необходимо, с 1,5% до 1,3% и 1,1%“.(5)



В 1980-е годы благодаря политике ускорения обновление мощностей несколько возросло, но все равно продолжало отставать от развитых стран. В СССР норма выбытия составила 2-3% для всего промышленного капитала страны против 4-5% в США, а для машин и оборудования 3-4% против 5-6% у Соединенных Штатов.(6) Советская экономика ориентировалась на создание новых производственных площадок, не придавая должного внимания обновлению существующих мощностей. Результатом стало стабильное устаревание промышленного оборудования.

Эти факторы привели к усилению технологического отставания Советского Союза от развитых стран Запада.(7) Особенно ярко это проявлялось в прогрессивных отраслях, где требовалось быстрое обновление капитала. Авторы “Программы” отмечали, что в химической промышленности технологический разрыв нашей страны и США доходил до двадцати лет, а скорость внедрения передовых технологий в СССР в 2-6 раз отставала от американской. Советская электроэнергетика примерно на 20 лет отставала от американской по средней мощности и распространению энергоблоков высокой мощности. Отставание развития связи оценивалось специалистами в тридцать лет.(8)


В некоторых отраслях не помогали и массированные капиталовложения, что показывает их низкую эффективность. Так, разрыв с США по урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства не сокращался, несмотря на то, что Советский Союз опережал американцев по темпам роста механизации и химизации агрокомплекса.(9) Объяснялось это, в частности, несоответствием предлагаемого ассортимента техники потребностям сельского хозяйства, ее отсутствием или крайним дефицитом в ряде сфер сельского хозяйства.(10)


      Ориентация советской экономики на возведение новых производственных объектов вместо модернизации существующих требовала развития строительной отрасли. Но она не справлялась с поставленными задачами. Средняя продолжительность возведения промышленных объектов не сокращалась и в 2,5 раза превышала нормативную. В машиностроении оборудование на строящихся предприятиях устаревало быстрее, чем вводилось в эксплуатацию.(11) Общий объем незавершенного строительства за десятую пятилетку (1976-1980 годы) вырос на 28 млрд. руб. и достиг 86% от общей стоимости возведения новых объектов.(12)

    Одновременно наблюдались проблемы в производстве строительных материалов и оборудования. Авторы “Программы” отмечают устаревание оборудования строителей(13) и дефицит металла, который вызвал резкий спад динамики строительных работ.(14) В 10 пятилетку прирост строительных работ составил всего 4,3% против 32,8% в предшествующую.(15)Замедлялся прирост инвестиций в основной капитал, экономика резко снизила темпы роста производства материалов, необходимых для промышленных капиталовложений. Так, прирост выпуска проката в 10 пятилетку упал до 0,85% по сравнению с 4,1% в предыдущей, динамика производства цемента снизилась с 5% до 0,5%, вывоз деловой древесины упал в абсолютном выражении с 313 млн. куб. метров в 1975 году до 276 в 1980. Даже динамичная химическая промышленность сбавила темпы, прирост выпуска пластмасс упал с 11,2% в девятую пятилетку до 5,1% в десятую.(16)

              Ситуация обострялась низким качеством отечественного оборудования, невысоким сроком его службы при постоянном удорожании производства. Авторы “Программы” утверждали, что качество отечественных машин и металлургической продукции не соответствует потребностям экономики(17).пециалисты отмечали “неоправданно короткие фактические сроки службы” техники.(18) Примером служит аграрный сектор. В нашей стране нормой стало списание сельскохозяйственной техники после 7-8 лет службы, тогда как в развитых странах она могла работать 15-20 лет.(19) Как отмечали ученые, на ремонт сельскохозяйственной техники ежегодно тратилось более 80% ее балансовой стоимости, большая часть тракторов служила на 2-3 года меньше нормативного срока.(20)

В “Программе” отмечался существенный рост стоимости техники в пересчете на единицу производительности. Он происходил в 32 из 37 групп машин, составив в большинстве случаев 15-20%. У ряда видов сельскохозяйственного оборудования единица продуктивности подорожала даже на 109%.(21)


Так как отечественная промышленность производила все более дорогую технику невысокого качества, СССР был вынужден обратиться к импорту. Вопреки расхожему представлению, советская экономика сильно зависела от внешнеэкономических связей. За 1970-е годы общие поставки оборудования народному хозяйству увеличились с 23,9 млрд. руб. до 50,2, а закупки импортных машин возросли с 3,7 млрд. руб. до 15,1. Таким образом, доля импортных механизмов в инвестициях Советского Союза выросла за десятилетие с 15,5% до 30%. Быстрый рост химической индустрии и добычи нефти практически полностью обеспечивался импортом средств производства. Так, в химической промышленности ввоз импортного оборудования за десятилетие вырос в 6,4 раза, его поставки давали 79% от общего объема капиталовложений. В нефтедобыче порядка 72% оборудования завозилось из-за границы.(22) Расширение инвестиций на основе импорта создавало дополнительную нагрузку на экономику, так как зарубежное оборудование требовало в 2-4 раза больших затрат на тот же объем производственных мощностей.(23)


Авторы “Программы” отмечали серьезные просчеты плановых органов в использовании импортной техники. Закупочные органы не могли добиться высокого уровня стандартизации, обеспечить запасы запчастей. Часто импортная техника не была адаптирована к местным условиям, большие ее объемы простаивали на складах. К 1980 году запасы неустановленного зарубежного оборудования в СССР составили 6 млрд. руб. Порядка 70% импорта машин приходилось на социалистические страны. Качество их продукции часто было недостаточным, в 1982 году Министерство внешней торговли забраковало оборудование на сумму более 1 млрд. руб.(24)

     В любом случае, качество импортной техники превышало советское и позволяло компенсировать провалы отечественного машиностроения. Яркий пример – импортные экскаваторы. К концу 1970-х их было около 10-15% от общего парка, но импортные машины выполняли 60-70% всех работ. Это было вызвано катастрофическим падением качества отечественных экскаваторов, гидравлические системы которых не отвечали техническим стандартам.(25)

    Поскольку порядка 45-50% советских экспортных поступлений формировалось за счет поставок топлива,(26) темпы обновления производительных сил страны оказались в зависимости от конъюнктуры международного топливного рынка. Если на момент написания “Программы” топливные цены держались на высоком уровне, то вскоре они резко упали. Это еще сильнее обострило проблему обновления производственных фондов. В итоге, в 1980-е годы рост стоимости производственных мощностей практически остановился, а доля инвестиций в стоимости основного капитала советской индустрии упало до исторического минимума в 6%, что было вдвое ниже уровня 1970 года.

    Составители “Программы”  пессимистично оценивали перспективы советской экономики и при сохранении выгодной конъюнктуры экспортных цен. Сохранение существовавших тенденций означало дальнейшее одряхление производительных сил.27 А это неизбежно приводило к остановке экономического роста.  Чтобы переломить тенденцию, плановые органы должны были кардинально повысить эффективность капиталовложений и перейти от наращивания новых мощностей к рациональному обновлению имеющихся.



                                  Производительность труда и дефицит рабочей силы

Политика экстенсивного роста производственных мощностей и медленная модернизация производства привели к острому дефициту рабочей силы. Ученые отмечали, что с 1970-х годов все большее число рабочих мест оставалось вакантными, прирост потребностей в рабочей силе превышал рост числа трудоспособных граждан.(12) Составители “Программы” понимали, что в будущем ситуация ухудшится в силу сокращения естественного прироста населения. Любопытно отметить, что они прогнозировали численность жителей СССР на 2005 год в 304 миллиона человек,(13) тогда как в реальности на территории бывшего Советского Союза к этой дате проживало 285 миллионов.(14) Таким образом, демографический ущерб от краха СССР можно оценить в 19 миллионов человек.

        Наряду с дефицитом рабочих экономика снижала темпы роста продуктивности труда. За 1970-е годы они снизились вдвое в промышленности и строительстве. Прогресс продуктивности труда в пищевой промышленности за это время замедлился в 5,6 раз, в производстве стройматериалов и топлива в 5 раз, в черной металлургии в 3,2 раза. К концу 10 пятилетки производительность труда сталеваров стала уже падать.(15)

          В 1980 году около 3/4 рабочей силы Советского Союза трудились в материальном производстве,(16) но эти люди использовались крайне неэффективно. Порядка 50 миллионов человек занимались ручным трудом. Около 55% промышленных и 65% строительных работников трудились на не механизированных работах.(17) В результате, продуктивность труда советских трудящихся существенно отставала от западных показателей. По самым оптимистичным оценкам советские рабочие к 1987 году вырабатывали порядка трети от американского уровня.(18) Если одни отрасли, такие как нефтепереработка и металлообработка, показывали неплохую продуктивность, свыше половины уровня США, то в других работники не вырабатывали и 20% от американских показателей.

         Это привело к возрастанию дефицита рабочей силы. Госплан утверждал, что порядка четверти промышленных мощностей к середине 1980-х не обеспечивались работниками, в машиностроении избыточные мощности могли доходить до 45%.(19) Это обесценивало и вложения в реконструкцию фабрик. По расчетам ученых, на модернизированных предприятиях электронной, химической и металлургической индустрии было укомплектовано лишь 40% рабочих мест.(20) Советский Союз обладал вдвое большим парком станков, чем американцы, но работали эти станки вдвое меньше времени.(21)

           Плохая организация труда обостряла эту проблему. Ученые отмечали, что порядка 15-20% рабочего времени тратилось на внутрисменные простои.(19) Количество избыточных работников на действующих фабриках оценивалось в 5-6 миллионов человек.(23)

         Ситуация осложнялось спецификой советской плановой системы, которая побуждала предприятия завышать штат. Как отмечала социолог Е. Антонова, занимавшаяся реорганизацией работы на судоремонтном предприятии, несбалансированность плановых показателей заработной платы и выработки вынуждала предприятия создавать пустые рабочие места, распределяя лишний фонд заработной платы среди реальных работников.(24)

          Парадоксальная ситуация сложилась в сельском хозяйстве. Несмотря на расширявшиеся поставки оборудования, дефицит работников только нарастал. Бороться с этим решили абсурдной практикой привлечения рабочих городских предприятий. Начиная с 1960-х годов число рабочих, отвлекавшихся таким способом от выполнения прямых обязанностей, монотонно возрастало. По оценке специалистов, в 1981 году на обязательных сельхозработах трудилось около 17 миллионов горожан, причем 9 миллионов изымались из других сфер материального производства.(25)

       Кроме того, плановые органы не могли обеспечить соответствие народохозяйственных нужд и уровня образования работников. Хотя работа не по специальности не получила такого широкого распространения, как сейчас, лишь около 15% специалистов со среднеспециальным образованием работали в соответствии с полученной квалификацией. На 40% инженерных должностей не хватало специалистов, в то время как пятая часть инженеров работала в сферах, не требовавших такого образовательного уровня.(26)