September 4th, 2014

Война с будущим.

Оригинал взят у toncavinal в Война с будущим.
Пожалуй, никогда в истории человек не вёл такую беспощадную войну со своим будущим, как сегодня. Уроки Первой мировой не прошли даром. Конец 19-го века ознаменовался ростом промышленного производства. Колоссальными успехами в гуманитарных и технических науках. И, тем н менее, юноши, читавшие Достоевского и Гюго, Канта и Гегеля на своих родных языках принялись уничтожать друг друга с превеликой жестокостью. Прямые потомки Гумбольдта, Менделеева, Эйфеля и Стефенсона приложили все усилия для изготовления орудий убийства. Война оказалась слишком человеческой. Слишком притягательной и понятной. Её законы стали гораздо выше законов разума. Разум стал её прислугой. 20-ый век принёс науку в войну. Операции просчитывались с математической точностью. И помешать им могла лишь подобная точность противника. Вторая мировая стала лишь продолжением Первой. «Холодная война» и вторая половина 20-го века показали, что война очень выгодна морально и материально. Особенно, если проводить её на чужих территориях и чужими руками. И, самое страшное, что разум вдруг испугался своего развития. Разум избранных.
Рабовладельческий и феодальные ступени развития принесли не только развитие общества, но и его чудовищное расслоение. Человечество всегда будет воевать с будущим. Страх нового — это как страх перед пещерой. Где может жить медведь. А может и не жить. Расслоение и страх. Элита не желает больше идти впереди. Она боится и сделает всё, что те, кто идёт сзади её никак не подтолкнул. Освободиться от ответственности и продолжать получать материальные блага ЗА ответственность. Моральные качества отходят на второй план. Их нет. Всё должно чем-то нивелироваться. Деньгами или цветными радугами. Тогда ответственность отпадёт сама собой и можно будет провозгласить охоту за нивелировкой, как цель. Оказалось, что этого не достаточно. Две мировые войны показали, что погоня за материальным не может спасти. Тогда, на научной основе, началась война за ментальное. Всё на продажу. Авторские права на нематериальное и патенты на товары. Всё должно подлежать контролю. Армии учётчиков и продавцов. Миллионы потенциальных бойцов заперты в товарно-полицейских рамках. Научные разработки направлены на улучшения сохранения товара. Молодёжь должна бороться за право существования сама с собой. Их труд никому не нужен. Не нужен пока. Пока не найдут достойного врага. Того, кто будет экспериментировать. С будущим. Любой такой эксперимент признан опасным. Если он не выгоден. Вся товарно-административная свора готова набросится на того, кто начинает искать выход из воронки каст и засасывающего болота вещей. Их не убивают реально. Лишь морально. Если дело касается белой англо-саксоно-романской расы. Их объявляют отщепенцами. Даже если они поразительно наивны. Лиц славянского происхождения можно уничтожать физически. Остальных вообще за людей не считать. И поступать соответственно. Никто и никогда не удосужится вспомнить об убитом комаре. Так и с другим расами. Дустом, так дустом. Никто не станет сожалеть и уж, тем более, вспоминать.
Войну не ведут против России. Войну не ведут против Украины. Войну ведут за своё будущее. За право оставаться господами. Если к ней присоединяются те, кто хочет остаться господами своего народа — такое приветствуется. Войну ведут с будущим. За право получать рабов со всего мира. И чтобы никакой Калашников не мешал. Третья мировая не нужна. Как ни парадоксально, но именно большая война может помешать установлению господства. Потому Кеннеди до коликов боялся Хрущёва. Советская идея могла найти последователей в лагере материальноориентированного мира. Подкреплённая оружием, она становилась непобедимой. Потому, как было что терять.
На Украине нечего терять. Это чужая земля. Чужое будущее. Смотреть, как сосед уничтожает соседа за идею. И приказывать своим гладиаторам. Сводки потерь с обеих сторон оптимизма не внушают. Кто бы не победил, будущее проиграно. Общество расколото. Оно и было сшито белыми нитками. Никаких протоукров нет и не было в помине. Сейчас есть. Они не с прошлом. Они — в будущем. Где всё продаётся и покупается. Где падают самолёты не по причине халатности, но по причине жадности. «Титаник» не был потоплен немецкой торпедой. Его сгубила английская жадность. «Боинг», кто бы не сбивал его, сгубила жадность мировая. Есть, конечно, инструкции. Есть правила безопасности. Есть гарантии. Но должен ещё быть и здравый смысл. Накладно для владельцев кампании — и не в первый раз — предпринимать все возможные мер безопасности. Облетать страну, где ведётся война. Гарантии есть свободного пролёта. Тем более, что сами владельцы кампании на самолётах не летают своей фирмы над территорией, где действуют ПВО. Гарантии разуму слабая замена. Законы не заменят реальности. Законы войны оказываются всегда превыше всего. До будущего не долетели почти триста. Каждый день до него не доживают сотни тысяч тех, кто мог бы его изменить. Изменить снизу. Руководствуясь разумом и здравым смыслом. Те, кто его изменяет сегодня доживут. Их немного, но мир принадлежит им. Они ведут войну за то, чтобы мир оставался неизменным. Против законов природы. Если сегодня их не уничтожить — завтра будет война ещё жесточе. Пока они уничтожают нас. Тех, кто хочет жить в своём будущем.