January 31st, 2014

Космослава

«Титушку поймали!». Будни евромайдана...

По Крещатику — мимо витрин и огней, мимо прохожих и палаток с протестующими — волокли человека.

Его не несли, а именно волокли — почти как если бы это был мешок с картошкой.

Он был в изорванной одежде, избит. Не кричал. Думаю, даже если б и кричал, его бы все равно не слышали.

Те же, которые волокли его — как на плаху, делали это без всяких эмоций и комментариев.

Просто тащили по снегу. И след получался кровавым, как в фильмах про войну.

Вероятно, обыденное действо: поймали, избили и волокут... Фото Вячеслава БЕРЛОГА

«Кто это?» — обратилась, пытаясь остановить «ведущего» — того, кто шел впереди и как бы указывал путь «ведомым», которые и волокли несчастного.

«Титушку поймали!» — по-простецки отмахнулся «ведущий».

«Остановитесь, он в крови», — просила я, потому что зрелище было жутким.

Да и само осознание происходящего — как в скверном триллере. Публика проходит мимо, не обращая внимания на то, что кого-то — избитого, полуживого — куда-то тащат. Открывается и закрывается дверь презентабельной кофейни «Шоколадница»: посетителей действо на улице никак не трогает.

— Только снимать это не надо! — говорит кто-то нашему фотокору Вячеславу Берлогу и пытается закрыть рукой объектив.

Процессия с обмякшим телом движется дальше, и я отвлекаю разговором уже того, кто не хочет, чтоб «это» снимали.

А фотокор тем временем щелкает. И если «листать» кадры подряд, то получится страшный фильм.

Человека тащили в сторону Главпочтамта. Остановились напротив Дома профсоюзов.

Здесь зеваки окружили жертву кольцом.

«Молись!» — приказали ему и дали Библию.

Он стоял на снегу на коленях, беззвучно плакал и молился.

Зеваки разошлись так же быстро, как и появились.

Других развлечений на майдане было предостаточно: на сцене готовились к выступлениям то ли лидеров оппозиции, то ли музыкантов.

Человек с окровавленным лицом стоял на коленях, раскачиваясь от боли и отчаяния.

Нас оттеснила толпа, что пробивалась поближе к сцене.

Когда нам удалось вернуться, на месте, где молился тот, кого карали, — его уже не было.

Хорошо, если ушел сам. Но боюсь, его просто уволокли куда подальше.

Collapse )
  • r_70

На руинах Соборности.

1379285748_ts

Сколько копий сломано за последние пару месяцев вокруг острого гражданского противостояния.
Сколько сценариев развития событий предложено на рассмотрение.
Все говорят о том, что необходимо во что бы то ни стало разрешить острый политический кризис мирным путём и прекратить противостояние, которое уже привело к человеческим жертвам.
Громко слышны голоса, что вероятность развала страны очень высока и нужно этого ни в коем случае не допустить.
Слабо и почти не слышно, звучат голоса тех, кто спрашивает: «А дальше-то что?»
Допустим, что все эти переговоры, уступки приведут к тому, что всё успокоится, появится компромиссный Кабмин, боевики уйдут с позиций, а Майдан расползётся по домам, оставив свои «результаты» киевским коммунальщикам. И что ?
Майданные стояльцы, сидельцы и лежальцы останутся при своей евросказке, а боевики растворятся среди нас до «лучших времён».
«Элита» продолжит жрать, ибо ни на что другое она не способна. Но речь не об этом.
Раскол произошёл. Он носит фундаментальный, цивилизационный характер. В сотый раз повторю, что этот узел нельзя не разрубить, просто придёться это сделать. Вопрос лишь когда и как?
Деление на «мы и они» произошло и никуда от этого не деться.
Условный «Запад» никогда не станет «Востоком» и наоборот.
Половина хочет любой ценой попасть хотя бы на коврик в прихожей ЕС, это их выбор и плевать им на корабелов, авиаторов и космос с атомом. Всё, что им нужно это низкопошлинный ввоз барахла и возможность облегчённого попадания на чистые центральные улицы Парижа и других городов Европы для прогулок и на все остальные для поиска какой-нибудь, в их фантазиях обязательно высокооплачиваемой, работы. Всё это обильно полито соусом махровой русофобии и укронацизма. Конечно же не все исповедуют нацизм и люто ненавидят Россию, но движение в сторону Европы происходит рука об руку, что и показал нынешний виток кризиса, когда авангардом «евросимпатиков» стали оголтелые нацисты. Именно им отдают свою протестную энергию евромечтатели.
Другая половина считает остальную Россию своей Родиной, в крайнем случае братской страной, с которой желает навсегда связать своё будущее. К этому примешивается и чисто экономический интерес, особенно высокотехнологичных отраслей, прочно связанных кооперационными нитями.
Мы празднуем Переяславскую Раду, день воссоединения, они празднуют даты стычек с Москвой.
О каком единстве и Соборности может идти речь? Кто и как собирается решать эту проблему?
Навязать одной половине мировоззрение другой? Но это возможно только силовым методом, жёстко принудив одну сторону «лечь» под идеологию другой. И это не гарантирует результат. Во-первых, это дело времени, а его нет. Во-вторых не факт, что это даст нужный режиссёрам результат. Многолетнее промывание мозгов даёт конечно результат, но линия разлома по-прежнему на месте. И даже Галичина, много веков подряд являющаяся полигоном по искоренению русскости, несмотря на впечатляющий результат, достигнутый во многом лишь за последние сто лет, не до конца утратила русские корни, сохранив крохотные ростки.
Для Запада мы кто угодно, но не люди. Совки, титушки, рабы, быдло, гопота и т.д.
Даже если у вас пару высших образований, знание нескольких языков и высокий статус в обществе, но при этом вы за Россию, всё, вы конченый человек. Ибо приличный человек не может быть на стороне «рашки», вы нерукопожатны.
Даже если одна сторона по каким либо причинам условно «ляжет» под другую, то есть тихо и безропотно станет жить по правилам другой, это ничего не изменит. Это нарыв и он будет зреть и набухать, пока в какой-то момент не прорвёт. К тому же такой вариант точно не возможен с западом, они точно не смирятся и взбунтуются. Юго-восток этим занимался все последние годы и уже явно не желает терпеть бандеровскую линию государства.
Нельзя сшить несшиваемое.
Любой мир, достигнутый сейчас, является лишь иллюзией мира, симулякром единства и соборности. С каждым кризисом растёт взаимное раздражение и неприязнь, а порой и просто ненависть. Презрение, с которым стороны метают друг в друга инфоснаряды, достигло огромного накала. По политическим мотивам рушаться семьи и многолетняя дружба, люди перестают общаться с родственниками и знакомыми, вычёркивая их из своих телефонов и из своей жизни.
Под территорией, называемой государство Украина, в её нынешних границах нет и не было фундамента, нет и не просматривается идеи, способной объединить противоборствующие стороны.
Кто-то должен уступить или уйти.
В какой-то степени может спасти ситуацию федерализация, но надолго ли?
Многие называют это подготовкой чехословацкого сценария.
Ведь когда в единой стране, в одной школе кто-то Герой, а в другой Враг, когда один город проводит Парад в честь Дня Победы, а в другом факельное шествие в честь дивизий СС, когда твой родной язык для других лишь «собачья мова», то какая это единая страна?
Разумеется, чем рубить сплеча и «резать к чёртовой матери не дожидаясь перитонита», лучше попробовать, а вдруг получиться?
Но проблема-то в том, что противник не хочет ничего пробовать. Он хочет нашей безоговорочной капитуляции на его условиях.
Нашего слепого подчинения его правилам. Нашего унижения или смерти.