О счастливом детстве, бесплатных квартирах и самом вкусном в мире пломбире


Не сомневаюсь, что многим читателям характеристика, данная сталинскому СССР в моей рецензии на «Дневник» Л.В. Шапориной («государство народной нищеты, бесправия и кричащего социального неравенства»), показалась пристрастной и необъективной. Между тем, эта характеристика полностью соответствует выводам новейших научных исследований, написанных как российскими, так и (в основном) зарубежными историками, на основе тщательного изучения материалов бывших советских архивов, приоткрывшихся в 90-е годы (а сегодня становящихся всё менее доступными).
Collapse )

Сколько сеансов ведомой медитации нужно пройти?

Почему нужно переслушивать записи сеансов?
Как часть рекомендуется делать сеансы?


Все зависит от поставленных целей, но каждый решает сам за себя. Если вы просто хотите сделать энергетическую чистку, познакомиться с хранителем и/ или посмотреть на прошлые воплощения, то одной сессии может быть вполне достаточно.

Несколько сеансов может понадобиться в случаях если вы хотите:

Collapse )

Кровавая пятница - расстрел большевиками мирной демонстрации рабочих 5 января 1918 года

«Правда» знает, что в манифестации принимали участие рабочие Обуховского, Патронного и других заводов, что под красными знаменами Российской с.-д. партии к Таврическому дворцу шли рабочие Василеостровского, Выборгского и других районов. Именно этих рабочих и расстреливали, и сколько бы ни лгала «Правда», она не скроет позорного факта.
Итак, 5 января расстреливали рабочих Петрограда, безоружных. Расстреливали без предупреждения о том, что будут стрелять, расстреливали из засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы…
Одним из таких был Андрей Иванович Шингарев, подло убитый какими-то зверями…»  М. Горький.

Оригинал взят у beam_truth в Первый расстрел большевиками мирной демонстрации рабочих произошел 5 (18) января 1918 года
Оригинал взят у makhk в Первый расстрел большевиками мирной демонстрации рабочих произошел 5 (18) января 1918 года

5 января 1918 года — по приказу большевиков расстреляна мирная демонстрация в защиту Учредительного Собрания, прошедшая в Петрограде. По разным источникам число жертв от 7 до 100.

Вместе с тыловыми частями латышских стрелков и Литовского лейб-гвардии полка большевики окружили подступы к Таврическому дворцу. Сторонники Собрания ответили демонстрациями поддержки; по разным данным, в манифестациях участвовало от 10 до 100 тысяч человек. Сторонники Собрания не решились применить оружие в защиту своих интересов; по ехидному выражению Троцкого, они пришли в Таврический дворец со свечами на случай, если большевики отключат свет, и с бутербродами на случай, если лишат продовольствия, но винтовок с собой они не взяли.

Collapse )

Экономические проблемы и угасание позднего СССР. Без прикрас. (Смешинка)

Экономические проблемы и угасание позднего СССР. Без прикрас. (Смешинка)

Состояние производственных фондов

Одной из основных проблем советской экономики в 1970-80 годы было устаревание и сильный износ производственного оборудования. Одной из причин было чрезмерно интенсивное использование промышленных мощностей. Так, в черной металлургии избыточная эксплуатация оборудования позволяла увеличить выплавку стали на 20%, а чугуна на 10%. Но она вызывала такие негативные явления, “как повышенный износ оборудования, нарушение  ритмичности его функционирования, увеличение расходов на ремонт, и, в конечном счете, замедление темпов роста отрасли в целом“.(3)


Жесткие плановые задания требовали постоянного увеличения объемов выпуска, что затрудняло реконструкцию устаревших мощностей. В черной металлургии физический износ оборудования вырос за пятилетку с 29 до 36%, возраст 65% мартеновских печей и больше половины доменных превысил нормативный срок эксплуатации.(4)


Авторы “Программы” акцентируют внимание на металлургии, потому что эта отрасль была основным поставщиком конструкционных материалов и сырья, необходимого для производства оборудования. Но проблема устаревания производственных мощностей была общей для всей советской экономики. Динамика обновления производственного капитала определяется коэффициентом выбытия, который в 1970-е стабильно падал. В целом по хозяйству он снизился с “2,3% 1970 г. до 2,0% в 1975 г. и 1,9% в 1980 г., промышленно-​производственных основных фондов – с 1,9% до 1,6% и 1,4%; а в обрабатывающих отраслях промышленности, где ускорение выбытия и замены основных фондов особенно необходимо, с 1,5% до 1,3% и 1,1%“.(5)



В 1980-е годы благодаря политике ускорения обновление мощностей несколько возросло, но все равно продолжало отставать от развитых стран. В СССР норма выбытия составила 2-3% для всего промышленного капитала страны против 4-5% в США, а для машин и оборудования 3-4% против 5-6% у Соединенных Штатов.(6) Советская экономика ориентировалась на создание новых производственных площадок, не придавая должного внимания обновлению существующих мощностей. Результатом стало стабильное устаревание промышленного оборудования.

Эти факторы привели к усилению технологического отставания Советского Союза от развитых стран Запада.(7) Особенно ярко это проявлялось в прогрессивных отраслях, где требовалось быстрое обновление капитала. Авторы “Программы” отмечали, что в химической промышленности технологический разрыв нашей страны и США доходил до двадцати лет, а скорость внедрения передовых технологий в СССР в 2-6 раз отставала от американской. Советская электроэнергетика примерно на 20 лет отставала от американской по средней мощности и распространению энергоблоков высокой мощности. Отставание развития связи оценивалось специалистами в тридцать лет.(8)


В некоторых отраслях не помогали и массированные капиталовложения, что показывает их низкую эффективность. Так, разрыв с США по урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства не сокращался, несмотря на то, что Советский Союз опережал американцев по темпам роста механизации и химизации агрокомплекса.(9) Объяснялось это, в частности, несоответствием предлагаемого ассортимента техники потребностям сельского хозяйства, ее отсутствием или крайним дефицитом в ряде сфер сельского хозяйства.(10)


      Ориентация советской экономики на возведение новых производственных объектов вместо модернизации существующих требовала развития строительной отрасли. Но она не справлялась с поставленными задачами. Средняя продолжительность возведения промышленных объектов не сокращалась и в 2,5 раза превышала нормативную. В машиностроении оборудование на строящихся предприятиях устаревало быстрее, чем вводилось в эксплуатацию.(11) Общий объем незавершенного строительства за десятую пятилетку (1976-1980 годы) вырос на 28 млрд. руб. и достиг 86% от общей стоимости возведения новых объектов.(12)

    Одновременно наблюдались проблемы в производстве строительных материалов и оборудования. Авторы “Программы” отмечают устаревание оборудования строителей(13) и дефицит металла, который вызвал резкий спад динамики строительных работ.(14) В 10 пятилетку прирост строительных работ составил всего 4,3% против 32,8% в предшествующую.(15)Замедлялся прирост инвестиций в основной капитал, экономика резко снизила темпы роста производства материалов, необходимых для промышленных капиталовложений. Так, прирост выпуска проката в 10 пятилетку упал до 0,85% по сравнению с 4,1% в предыдущей, динамика производства цемента снизилась с 5% до 0,5%, вывоз деловой древесины упал в абсолютном выражении с 313 млн. куб. метров в 1975 году до 276 в 1980. Даже динамичная химическая промышленность сбавила темпы, прирост выпуска пластмасс упал с 11,2% в девятую пятилетку до 5,1% в десятую.(16)

              Ситуация обострялась низким качеством отечественного оборудования, невысоким сроком его службы при постоянном удорожании производства. Авторы “Программы” утверждали, что качество отечественных машин и металлургической продукции не соответствует потребностям экономики(17).пециалисты отмечали “неоправданно короткие фактические сроки службы” техники.(18) Примером служит аграрный сектор. В нашей стране нормой стало списание сельскохозяйственной техники после 7-8 лет службы, тогда как в развитых странах она могла работать 15-20 лет.(19) Как отмечали ученые, на ремонт сельскохозяйственной техники ежегодно тратилось более 80% ее балансовой стоимости, большая часть тракторов служила на 2-3 года меньше нормативного срока.(20)

В “Программе” отмечался существенный рост стоимости техники в пересчете на единицу производительности. Он происходил в 32 из 37 групп машин, составив в большинстве случаев 15-20%. У ряда видов сельскохозяйственного оборудования единица продуктивности подорожала даже на 109%.(21)


Так как отечественная промышленность производила все более дорогую технику невысокого качества, СССР был вынужден обратиться к импорту. Вопреки расхожему представлению, советская экономика сильно зависела от внешнеэкономических связей. За 1970-е годы общие поставки оборудования народному хозяйству увеличились с 23,9 млрд. руб. до 50,2, а закупки импортных машин возросли с 3,7 млрд. руб. до 15,1. Таким образом, доля импортных механизмов в инвестициях Советского Союза выросла за десятилетие с 15,5% до 30%. Быстрый рост химической индустрии и добычи нефти практически полностью обеспечивался импортом средств производства. Так, в химической промышленности ввоз импортного оборудования за десятилетие вырос в 6,4 раза, его поставки давали 79% от общего объема капиталовложений. В нефтедобыче порядка 72% оборудования завозилось из-за границы.(22) Расширение инвестиций на основе импорта создавало дополнительную нагрузку на экономику, так как зарубежное оборудование требовало в 2-4 раза больших затрат на тот же объем производственных мощностей.(23)


Авторы “Программы” отмечали серьезные просчеты плановых органов в использовании импортной техники. Закупочные органы не могли добиться высокого уровня стандартизации, обеспечить запасы запчастей. Часто импортная техника не была адаптирована к местным условиям, большие ее объемы простаивали на складах. К 1980 году запасы неустановленного зарубежного оборудования в СССР составили 6 млрд. руб. Порядка 70% импорта машин приходилось на социалистические страны. Качество их продукции часто было недостаточным, в 1982 году Министерство внешней торговли забраковало оборудование на сумму более 1 млрд. руб.(24)

     В любом случае, качество импортной техники превышало советское и позволяло компенсировать провалы отечественного машиностроения. Яркий пример – импортные экскаваторы. К концу 1970-х их было около 10-15% от общего парка, но импортные машины выполняли 60-70% всех работ. Это было вызвано катастрофическим падением качества отечественных экскаваторов, гидравлические системы которых не отвечали техническим стандартам.(25)

    Поскольку порядка 45-50% советских экспортных поступлений формировалось за счет поставок топлива,(26) темпы обновления производительных сил страны оказались в зависимости от конъюнктуры международного топливного рынка. Если на момент написания “Программы” топливные цены держались на высоком уровне, то вскоре они резко упали. Это еще сильнее обострило проблему обновления производственных фондов. В итоге, в 1980-е годы рост стоимости производственных мощностей практически остановился, а доля инвестиций в стоимости основного капитала советской индустрии упало до исторического минимума в 6%, что было вдвое ниже уровня 1970 года.

    Составители “Программы”  пессимистично оценивали перспективы советской экономики и при сохранении выгодной конъюнктуры экспортных цен. Сохранение существовавших тенденций означало дальнейшее одряхление производительных сил.27 А это неизбежно приводило к остановке экономического роста.  Чтобы переломить тенденцию, плановые органы должны были кардинально повысить эффективность капиталовложений и перейти от наращивания новых мощностей к рациональному обновлению имеющихся.



                                  Производительность труда и дефицит рабочей силы

Политика экстенсивного роста производственных мощностей и медленная модернизация производства привели к острому дефициту рабочей силы. Ученые отмечали, что с 1970-х годов все большее число рабочих мест оставалось вакантными, прирост потребностей в рабочей силе превышал рост числа трудоспособных граждан.(12) Составители “Программы” понимали, что в будущем ситуация ухудшится в силу сокращения естественного прироста населения. Любопытно отметить, что они прогнозировали численность жителей СССР на 2005 год в 304 миллиона человек,(13) тогда как в реальности на территории бывшего Советского Союза к этой дате проживало 285 миллионов.(14) Таким образом, демографический ущерб от краха СССР можно оценить в 19 миллионов человек.

        Наряду с дефицитом рабочих экономика снижала темпы роста продуктивности труда. За 1970-е годы они снизились вдвое в промышленности и строительстве. Прогресс продуктивности труда в пищевой промышленности за это время замедлился в 5,6 раз, в производстве стройматериалов и топлива в 5 раз, в черной металлургии в 3,2 раза. К концу 10 пятилетки производительность труда сталеваров стала уже падать.(15)

          В 1980 году около 3/4 рабочей силы Советского Союза трудились в материальном производстве,(16) но эти люди использовались крайне неэффективно. Порядка 50 миллионов человек занимались ручным трудом. Около 55% промышленных и 65% строительных работников трудились на не механизированных работах.(17) В результате, продуктивность труда советских трудящихся существенно отставала от западных показателей. По самым оптимистичным оценкам советские рабочие к 1987 году вырабатывали порядка трети от американского уровня.(18) Если одни отрасли, такие как нефтепереработка и металлообработка, показывали неплохую продуктивность, свыше половины уровня США, то в других работники не вырабатывали и 20% от американских показателей.

         Это привело к возрастанию дефицита рабочей силы. Госплан утверждал, что порядка четверти промышленных мощностей к середине 1980-х не обеспечивались работниками, в машиностроении избыточные мощности могли доходить до 45%.(19) Это обесценивало и вложения в реконструкцию фабрик. По расчетам ученых, на модернизированных предприятиях электронной, химической и металлургической индустрии было укомплектовано лишь 40% рабочих мест.(20) Советский Союз обладал вдвое большим парком станков, чем американцы, но работали эти станки вдвое меньше времени.(21)

           Плохая организация труда обостряла эту проблему. Ученые отмечали, что порядка 15-20% рабочего времени тратилось на внутрисменные простои.(19) Количество избыточных работников на действующих фабриках оценивалось в 5-6 миллионов человек.(23)

         Ситуация осложнялось спецификой советской плановой системы, которая побуждала предприятия завышать штат. Как отмечала социолог Е. Антонова, занимавшаяся реорганизацией работы на судоремонтном предприятии, несбалансированность плановых показателей заработной платы и выработки вынуждала предприятия создавать пустые рабочие места, распределяя лишний фонд заработной платы среди реальных работников.(24)

          Парадоксальная ситуация сложилась в сельском хозяйстве. Несмотря на расширявшиеся поставки оборудования, дефицит работников только нарастал. Бороться с этим решили абсурдной практикой привлечения рабочих городских предприятий. Начиная с 1960-х годов число рабочих, отвлекавшихся таким способом от выполнения прямых обязанностей, монотонно возрастало. По оценке специалистов, в 1981 году на обязательных сельхозработах трудилось около 17 миллионов горожан, причем 9 миллионов изымались из других сфер материального производства.(25)

       Кроме того, плановые органы не могли обеспечить соответствие народохозяйственных нужд и уровня образования работников. Хотя работа не по специальности не получила такого широкого распространения, как сейчас, лишь около 15% специалистов со среднеспециальным образованием работали в соответствии с полученной квалификацией. На 40% инженерных должностей не хватало специалистов, в то время как пятая часть инженеров работала в сферах, не требовавших такого образовательного уровня.(26)





Голод и людоедство в СССР



Документ № 436
Докладная записка Полномочного представительства ОГПУ по Центрально-Черноземной области в обком ВКП(б) о продовольственных затруднениях в Вейделевском районе

17.06.1933
Совершенно секретно

Некоторые колхозы массива Вейделевской МТС испытывают острые продзатруднения. Имеются случаи смертности колхозников на работе в поле. В колхозе «День урожая» во время прополки кориандра на борозде умерли от голода 3 колхозницы-беднячки. На почве голода отмечаются факты людоедства.

Так, колхозница-беднячка Б.Е.Г. колхоза им. 1 Мая вместе со своим братом съели своего умершего младшего брата в возрасте 4 лет. Аналогичный факт людоедства имел место в Бело-Колодезянском сельсовете.

9 июня с.г. беднячка С.Е.Ф. 34 лет зарезала своего сына 9 лет на питание. Арестованные по этому делу Б. и С. сознались в людоедстве.

Подробный материал сообщим дополнительно.

Зам. полпреда ОГПУ по ЦЧО Бачинский

Врид. начальника СПО ПП ОГПУ Иноземцев

ГАОПИ Воронежской обл. Ф. 2. Оп. 1. Д. 2461. Л. 212. Подлинник.
Collapse )

Кнопка
или



Паладинка

Вот это было бы справедливо!

Дивная цитата от olegmakarenko.ru
До 1992 года почти всё жильё в СССР было государственным, то есть народным. С приходом капитализма все эти государственные квартиры начали оформлять в собственность. Справедливо было бы подсчитать общий объём жилья и выдать каждому по 15 квадратных метров, ибо примерно столько приходилось на каждого россиянина при Горбачёве. Так как города разные, москвичам следовало бы выдавать, скажем, по 4 квадратных метра на человека, а жителям Воркуты — по 100 квадратных метров.

В реальности, как вы знаете, никакой справедливостью и не пахло — кто успел, тот и съел. Одни бесплатно хапнули у государства большую трёшку в пределах Садового кольца, которую можно продать сейчас за несколько десятков миллионов рублей, тогда как другим досталась промёрзшая комната барака в вымирающем посёлке городского типа, за счастье избавиться от которой приходится ещё и доплачивать.

Если бы наше государство было по-настоящему народным, оно бы, конечно, оценило сейчас стоимость всех квартир и нивелировала разницу деньгами. Приватизировал большую квартиру в столице — доплати в бюджет 25 миллионов рублей. Приватизировал кукиш с маслом — получи 1,5 миллиона рублей компенсации из бюджета. Не хочешь или не можешь доплачивать за халяву 1992 года — сдавай квартиру обратно государству.